Новый сайт PinchukArtCentre
Перейти
укр
рус
eng

Нина Вербицкая

Нина Вербицкая (2015)
HD видео, звук, цвет, 16:9
10:23 минуты

Меня зовут Вербицкая Нина. Сейчас я независимый консультант, работаю с несколькими организациями.  Самый активный проект,  который занимает большую часть моего времени сейчас, - это преподавание в полицейской академии, где я веду предмет толерантность и недискриминация. Где вопрос прав ЛГБТ поднимается в рамках каждой темы.

Я очень поражена тем, насколько слушатели и слушательницы новой полиции активно общаются со мной по теме ЛГБТ. Там каждая тема, так или иначе, касается ЛГБТ-темы. Мы говорим о гендерном равенстве, паритете женщин в патрульной академии, мы говорим о преступлениях на почве ненависти и просматриваем видео с марша равенства, и я поражена тем, насколько люди активно спрашивают, если они что-то не понимают и в них на экзамене даже есть вопрос о том, что как вы будете себя вести, если вам придется охранять марш равенства. Меня удивляет, насколько они понимают, что их работа зависит от их личного отношения, что не может быть такого, что я выполняю свою работу независимо от их убеждений, что нужно менять свое мышление, менять убеждение, читать, изучать и понимать каждую тему дискриминации и не только ЛГБТ. Ведь мы говорим и об этническом профайлинге и о дискриминации женщин и о многих других вопросах.

Во-первых, это новые люди, потому что они почти никогда не работали в этой системе, они ограничены возрастом, набирали людей от 21 до 35 лет. То есть это молодежь, это уже другие взгляды, а обучение специально разрабатывалось для этих людей, это и модель грузинской полиции. К нам прилетела Эка Згуладзе с командой и разрабатывала вместе с украинскими разработчиками новые предметы. Какие-то предметы читаются информационно, другие - имеют экзамены. Разработчики разрабатывали предметы, мы преподаватели их преподавали, внося изменения, если мы видели, что что-то идет, а что-то не идет. Что-то понятно, а что-то надо упростить или усложнить. Это такой результат совместной работы реформаторов, преподавателей и новых патрульных.

Если мы будем говорить о предмете "Толерантность и недискриминация", то первая тема называется "Принципы недискриминации в работе патрульных". Это тренинговая форма обучения. Мы не даем готовых знаний, мы дискутируем, работаем с интерактивными техниками, просматриваем видео, собираем и анализируем информацию, реальные случаи, поэтому материалы, которые собирались, они собирались с учетом различных целевых групп. Когда я сначала спрашиваю, что такое дискриминация, то мы собираем общее определение того, что такое дискриминация. А второй вопрос: какие группы, по Вашему мнению, в Украине подвергаются дискриминации? И конечно мы приходим к тому, что это ЛГБТ в том числе. И тут начинается самое интересное, потому что сразу возникает очень много мифов, стереотипов о том, нормально ли это, как к этому относится государство, Церковь, и в чем именно заключается дискриминация. Я отвечаю на все вопросы абсолютно, что касается ЛГБТ тематики, привожу примеры и тогда уже спокойно можем говорить.

Это вторая тема, которая касается гендерных подходов. И там я задаю новым полицейским вопрос: как они будут себя вести, если встретят внешний вид мужчины, а паспорт женщины и что это значит. Большинство из них сразу говорит о том, что этот паспорт был украден. Я говорю, что нет. Рассказываю им, кто такие трансгендеры и что человек может быть в процессе перехода с одного пола в другой. Не обязательно такого человека сразу везти в райотдел, чтобы разобраться: его или не его это паспорт. Достаточно спросить, является ли этот человек трансгендерным. Я рассказываю студентам, что это значит, рассказываю о приказе МОЗ номер 60, прошу их его пересмотреть. О том, что в Украине существует приказ о порядке изменения пола, чаще всего они слышат впервые. Если им интересно узнать больше, то мы говорим и после окончания пар, на перемене или в неформальной обстановке.

В этом случае мы обсуждаем то, как они должны себя вести. Имеют ли они обращаться, согласно паспортных данных или согласно того, как человек представился. Если есть необходимость и человека надо обыскать: кто это должен делать? На что мы опираемся: на пол или на гендер? Таким образом, людям становится ясно, что такое толерантность не как чисто теоретическое явление, а как оно реализуется на практике.

Постепенно, в любом случае та реформа, которая сейчас происходит в новой патрульной полиции - это люди, которые будут нести эту информацию в свои семьи, в круг друзей. И она будет постепенно распространяться.

Нужна реформа медицинской сферы, здравоохранения и педагогической сферы. И социальной. В Украине очень много центров социальной помощи для семьи, детей и молодежи вообще никогда не сталкивались с этой тематикой. С другой стороны, если антидискриминационное законодательство, Конституция будут изменены в соответствии с учетом прав ЛГБТ, то, как раз сейчас это станет ярким показателем того, что люди увидят, что существенно ничего не изменилось. Для них персонально, для их личной жизни ничего не изменилось. Если они не хотят вступать в однополые партнерства, то им и не будут нужны эти изменения. А люди, которые не имели таких возможностей, получат не преимущества, а просто возможности, которые есть в гетеросексуальных людей. Мне кажется, что большинство людей неправильно понимают, что якобы, когда ЛГБТ получат всю полноту прав в Украине, то в большинства отберут кусок и отдадут его. Примерно так оно выглядит, поэтому, чем больше людям объяснять, что именно для них ничего не изменится, а изменится общая картина толерантности и принятия других, и прав не только ЛГБТ, но и вообще всех меньшинств, изменится общая картина всего общества не только для ЛГБТ.

Мне кажется, что важные те слова, которые они слышат от того, кого они уже знают. Когда ты с этим человеком общаешься, а не просто слышишь и видишь первый раз. Мне кажется, что человеку трудно понять, что такое быть ЛГБТ в Украине. Если человек никогда не испытывал дискриминации, не толерантного отношения вообще сложно людям это объяснить. На данный момент один из вопросов, который меня волнует, например, моя партнерша работает в крупной компании, у нее есть медицинская страховка, которую ее коллеги могут спокойно использовать за своих жен, мужей. А мы не имеем на это право. Потому что по закону я для нее вообще никто. Когда мы подписываем договор за квартиру, мы вписываем только одну из нас.

Люди, которые никогда не сталкивались с этими, кажется, небольшими вещами, но для нас они важны, в том числе для моих родителей - это просто подружка, которая живет со мной. И мои родители не хотят воспринимать тот факт, что мы - семья. Для меня, прежде всего, важно, чтобы мои родители воспринимали меня. Моя мать когда-то сказала мне, что она никогда не расскажет о том, что я являюсь лесбиянкой. И это будет нашим секретом. Я улыбнулась и сказала: "Мама, у меня открытое лицо, я выступаю по ТВ, иду в первом ряду на Марше равенства, потому что я не стыжусь этого. Но если ты хочешь иметь это за тайну, пусть оно так будет".

Каждый год я участвую в тренингах для родителей. Это невероятный путь, который я, к сожалению, провожу не со своими родителями. А с чужими родителями. То, насколько они расцветают, насколько они меняются встреча за встречей - для меня это большая радость. Я имею отношение к тому, как они изменили отношение к своим детям, я всегда немного смущаюсь, когда получаю благодарственные письма от детей за то, насколько изменились их отношения с родителями.