Новый сайт PinchukArtCentre
Перейти
укр
рус
eng
ГлавнаяПресса о насЗарубежныеКиевская арт-премия производит впечатление

Киевская арт-премия производит впечатление

14 декабря 2010

Украинский миллиардер и ценитель искусства Виктор Пинчук смог привлечь мировые имена в поддержку премии лучшему молодому художнику

Вечер начинается под самой крышей киевского белоснежного бара без единой ровной стены, позже – переезд по припорошенным снегом улицам к театру 19-го века, и, наконец – бурное завершение в самом эксклюзивном ночном клубе украинской столицы. Гости – мировая элита современного искусства, являющаяся свидетелем рождения арт-премии Future Generation Art Prize.

Сэр Николас Серота, директор галереи «Тейт», называет премию первым, действительно глобальным, художественным конкурсом; Джефф Кунс находит доказательства универсальной природы искусства в работах победительницы-бразилийки; Демиен Херст говорит, что раньше бы бросил пьянствовать, стань он обладателем этих премиальных $100 000 в свое время; Такаши Мураками кажется, что он учувствует в «художественном саммите», а Миучча Прада просто раздаривает всем улыбки из-под своей казацкой шапки.

Почему они все здесь, готовые одолжить свой коллективной авторитет этой новоиспеченной премии? Каким образом украинский миллиардер и ценитель искусства Виктор Пинчук смог привлечь на свою сторону трех самых известных ныне живущих художников; директоров галереи Тейт, галереи имени Соломона Гугенхайма; Музея  современного искусства в Нью-Йорке и Центра Жоржа Помпиду при Музее современного искусства в Париже; госпожу Праду; Сэра Елтона Джона и филантропа-коллекционера Эли Броуда, лишь бы заручиться поддержкой в поисках самого лучшего в мире молодого художника? Почему директора последних двух Венецианских биенналле и двое кураторов, ненавидящих друг друга, а также Ай Вейвей – китайский художник-активист, чьи фарфоровые семена подсолнуха устилают пол зала Турбайн Холл в галерее Тейт Модерн –  согласились сесть за один судейский стол?

Казалось бы, мыльный пузырь в искусстве должен был лопнуть с началом финансового кризиса в сентябре 2008 года. Лот Демиана Херста –  проданный за £111 миллионов на аукционе Сотбис в день коллапса «Леман Бразерс» –  должен был бы стать концом праздника.

Этого не случилось. После напряженного 2009 года уверенность вернулась. Мировой рекорд стоимости произведений искусства на аукционах был побит в этом году уже дважды. Однако, амбициозность Future Generation Art Prize другого характера. Премия учреждена, якобы, для молодых художников. Но в действительности речь идет о привлечении старших, уверенно шагающих по миру брендовых имен в области культуры, которые, по мнению Пинчука, «нарисуют» Украину на карте мира. Задолго до начала церемонии награждения в прошлую пятницу господин Пинчук охарактеризовал цель премии как «глобальную, национальную и личную».

За столом в своем офисе,  в окружении работ Херста, Кунса, Андреаса Гурски (еще один член Совета Премии), Сальвадора Дальше, Сэм Тейлор-Вуд и Энтони Гормли, Пинчук кажется гостеприимным хозяином с осанкой и бдительностью боксера средней весовой категории.  Журнал «Форбс» оценивает его состояния в $3,1 миллиарда, а его лондонский дом  - в £80 миллионов. Этот бывший советский инженер разбогател на трубном бизнесе после развала Советского Союза, вступил в брак с дочерью Президента Украины и стал владельцем шести телеканалов и самой популярной газеты страны. Однако он бросил политику, чтобы получить влияние другого качества –  приобретенное посредством филантропических проектов и спонсирования  искусства в одних рядах с Полом Маккартни, сэром Элтоном Джоном, Стивеном Спилбергом, Джорджем Соросом и Биллом Клинтоном.

Современное искусство – его самая большая страсть. Он  считает, что современное искусство способно модернизировать Украину и изменить мир. Хотя шедевры великих мастеров прошлого очень дорого стоят, «они не заряжают тебя энергетикой» так, как работы Херста или Кунса. Пинчук не скрывает надежды на то, что  премия откроет новых художников, которых он сможет коллекционировать. Справедливо будет отметить, что не только деньги привлекли элиту мира искусства в Киев. Речь идет о новой награде, которая признает, цитируя Николаса Сероту, то факт, что «мир изменился, чрезвычайно изменился за последние несколько лет».

Большинство премий, подобно Премии Тернера, являются национальными. Венецианская биеннале, возможно, являет собой образец мероприятия, наиболее близкого к полноценному международному обмену, но ее структура  базируется на неофициальной и устарелой иерархии стран мира. Свыше 6000 художников в возрасте до 35 лет из 125 стран подали заявки на участие в этом конкурсе. Два британца, Саймон Фудживара и Эмили Уордилл попали в список 21-го номинанта на премию, но, как сказал Николаса Сероти, почти не имели шансов на победу, потому что жюри хотело найти неизвестный талант из страны, не входящей в традиционный состав лиги влиятельных игроков  в сфере искусства.

В итоге, премию получила Синтия Марчелле, малоизвестная 36-летняя видео-художница из Бразилии, которая в прошлом году прошла стажировку в Train/Gasworks при колледже искусств Камбервелл (Camberwell College of Arts), Лондон. Синтия сияет от счастья и, позже, одной из первых пойдет в пляс, но это не делает ее главным центром внимания. Альфред Пакеман, директор Musee National d’art Moderne, в какой-то момент удивленно заметил, что это событие совсем не похоже на те скромные творческие мероприятия, которые приходилось посещать кураторам его поколения. «Это больше соответствует миру шоу-бизнесу или киноиндустрии, нежели миру искусства (прошлого). Все изменилось, особенно роль рынка и СМИ, которые проявляют намного больший интерес».

Никто из представителей арт-мира не смог покорить рынок и СМИ так, как это удалось Херсту, Кунсу и Мураками, и именно поэтому все искусствоведы, владельцы галерей остолбенели с открытыми ртами, увидев эту троицу впервые вместе в одном месте. Херст – сплошной нерв, по-юношески энергичный – паясничает перед фотографами. Кунс с его лощеной улыбкой, одетый в костюм с галстуком, напоминает брокера из Уолл Стрит, которым он когда-то и был. Мураками в мешковатом костюме и с зачесанными в узелок волосами выглядит наиболее непринужденно. Ральф Шлутер, видавший виды заместитель редактора немецкого журнала «Арт», подвел итоги коллективной лихорадки: «Это невероятно видеть их вместе в одном месте. Это как «Три тенора» искусства. Они должны создать шедевр».

А, может, они его уже создали: уникальный 24-часовой перформанс,  киевская постановка, звездный состав, разнообразие искусств и промышленное количество украинской водки.

Автор: Бен Хойл
Источник: The Times