Новый сайт PinchukArtCentre
Перейти
укр
рус
eng
ГлавнаяПресса о насУкраинские«Нужно делать хорошее искусство, забыв на какое-то время о том, что ты украинец».

«Нужно делать хорошее искусство, забыв на какое-то время о том, что ты украинец».

6 ноября 2009

Ведущие мировые кураторы и художники, члены жюри премии PinchukArtCentre — Франческо Бонами, Джессика Морган, Борис Михайлов и Сергей Братков рассказали ТОП 10 о критериях, по которым они будут отбирать победителей премии и о поисках нового авангарда.

То, что в качестве судей, которые определят победителей премии PinchukArtCentre, выбрали таких авторитетных мировых кураторов, как итальянец Франческо Бонами, немец Удо Киттельманн и англичанка Джессика Морган — факт для украинского искусства абсолютно беспрецедентный. Это событие можно сравнить разве что с приездом в Украину в конце 90-х законодателя итальянского трансавангарда, теоретика и куратора Акиле Бонито Олива, вдохновлявшего на создание произведений предыдущее поколение современных отечественных художников. Вот только Олива навещал художников из уже состоявшегося поколения, и его визит не оказал значительного влияния на формирование художественного пространства эпохи трансавангарда. А от международных звезд, которые 4 декабря определят обладателей премии Пинчука, ожидают гораздо большего, в частности, конкретной практической помощи в интеграции молодого украинского искусства в общемировой культурный процесс. Ведь слово легендарного Франческо Бонами на мировой арт-сцене — почти что закон. А куратор по современному искусству престижной британской галереи Tate Modern Джессика Морган — тоже не последний человек в арт-индустрии, равно как и директор Берлинской национальной галереи Удо Киттельманн. Правда, не вполне понятно, зачем в жюри премии взяли сразу двух всемирно известных харьковских фотохудожников — Сергея Браткова и Бориса Михайлова — учитывая, что среди попавших в шорт-лист проектов почти нет фотографии, а Братков и Михайлов в жюри как бы дублируют одну и ту же эстетическую позицию. Как бы то ни было, премия частная, жюри уже оглашено, и именно эти уважаемые художники, кураторы и функционеры будут определять, кто же из украинских молодых художников удостоится высшей награды от Виктора Пинчука. Для того чтобы понять критерии, по которым будет происходить отбор номинантов, мы попросили членов авторитетного жюри ответить на несколько простых вопросов.

1. Какие качества, на ваш взгляд, сегодня необходимы молодому художнику, на каких критериях вы будете основываться при оценке работ претендентов на получение премии PinchukArtCentre?

Франческо Бонами: Качества, которыми должен обладать любой художник, в любое время — и вчера, и сегодня, и завтра — это необходимость сказать что-то миру и способность превратить эту идею в переживание для зрителя. Вот в этом-то и будут состоять мои критерии. В ответе на простой вопрос: говорит ли мне этот автор что-то о мире, в котором я живу? Открывает ли он или она окно куда-то, где я еще не бывал, о существовании чего я еще, возможно, даже не слышал?

Джессика Морган: Я думаю, сейчас востребованы все те же качества, которые были важны всегда: самоотверженность, искренность, серьезность. И в идеале осведомленность в истории искусства. На самом деле определить, что художник не до конца отдан тому, чего он пытается достичь, и не имеет чувства своего места в истории искусства, очень просто. Естественно, сейчас все надеются найти художников, которые пытаются выйти за рамки общепринятых границ искусства или просто превосходно владеют своим ремеслом.

Борис Михайлов: Вопрос для меня очень сложный, потому что сейчас мои критерии поломались. Раньше нужно было делать объект, это было более важным. А сейчас объект вновь перестал быть интересным. И поэтому, мои критерии немножко изменились и многие произведения искусства из тех, что я сейчас вижу, мне кажутся немного слишком однозначными, плюс я не всегда могу выявить тот элемент, на котором основывается это искусство. Я сейчас очень много об этом думаю.

Сергей Братков: Для меня важны три момента: сам арт-объект, личность художника и авангардная составляющая, оригинальность проекта.

2. Современное украинское искусство сегодня достаточно скудно представлено на мировой арене. Какие шаги необходимо предпринять для того, чтобы оно заявило о себе как о явлении на международном уровне?

Франческо Бонами: Нужно делать хорошее искусство, какое-то время даже не думая о том, что ты украинец. Идентичность становится сильнее не тогда, когда о ней кричат, а когда ее хочется вообразить.

Джессика Морган: Нужно найти лучших художников (с помощью экспертов в этой области) и затем поддерживать их на международной арене, причем скорее серьезными методами, нежели при помощи создания сенсаций.

Борис Михайлов: Я думаю, что никакие шаги не будут действенными. Мне кажется, что просто появятся авторы, которые смогут пробить эту брешь, и она пробьется. Никакие директивные вещи здесь просто не сработают. Сегодня много кураторов, они ездят сюда и общаются с художниками, и видят, что те делают. И, в конце концов, если здесь появится что-то достаточно мощное, что просто обязано быть представлено в мировом пространстве, то оно будет увидено и услышано. А каким образом специально, искусственно поднять украинское искусство, мне очень трудно сказать.

Сергей Братков: Ну это, определенно, талант. Нужно работать и тогда нас заметят. А во-вторых, это государственная составляющая. Все-таки должна существовать определенная поддержка от государства, в том числе, необходимо создать национальные музеи современного искусства.

3. Сегодня многие говорят о том, что современное искусство нуждается в «новом авангарде», концепции, которая оживит его и направит в новое русло. Где, на ваш взгляд, стоит искать истоки этого авангарда, и каким будет искусство будущего?

Франческо Бонами: Я не ясновидец и никогда им не был. Авангард появляется, когда мы его не ожидаем, и если мы будем выпрашивать его, он никогда не придет. В этом-то и есть прелесть искусства, что оно может изменить наш взгляд на мир совершенно неожиданным образом. Искусство будущего, на мой взгляд, будет таким же, как и искусство прошлого и настоящего. Изобразительное искусство развивается так же, как и литература, с той лишь разницей, что оно может рассказать историю всего лишь одним касанием кисти — и таким же будет искусство будущего. История-то всегда рассказывается одна и та же, но способы, какими люди могут ее рассказать, всегда обновляются, и если человек рассказывает историю по-новому, это делает его художником будущего.

Джессика Морган: Я все время нахожусь в поиске «нового авангарда», но пока что нигде его не видела! И все же, я очень хочу его найти и очень надеюсь, что опознаю его как таковой, когда все-таки это произойдет.

Борис Михайлов: Если бы я знал, то подстелил бы... Я уже там был бы и уже сделал бы что-то в этой области. Но никто не знает, что связано с искусством будущего. Вообще, я думаю, сейчас пришло время поиска этой тенденции. Пока в моем окружении я это вижу как поиск новых путей. Но «находка» еще как бы не определена. Или мне пока этот новый авангард просто не виден. Перспективы у арта есть всегда. Есть разные версии будущего современного искусства, есть новый поп-арт и новый классицизм. Но это такие большие тенденции, а на самом деле, что от них останется в искусстве будущего, сейчас трудно сказать. Каждый размышляет и работает в своем направлении. Я вот смотрю не с точки зрения живописи или какого-то глобального арта, а с точки зрения фотографии, мне больше интересны связанные с ней феномены. И в этой сфере какого-то четкого ориентира я не вижу, хотя, может быть, я просто не знаю всего.

Сергей Братков: Тенденции все те же, они продолжаются с 90-х годов. Это, прежде всего, искусство улиц, демократичное свободное искусство. А вторая перспективная отрасль — это, пожалуй, luxury искусство.

Автор: Алиса Ложкина
Источник: ТОП 10