Новый сайт PinchukArtCentre
Перейти
укр
рус
eng

Вперед и вверх

7 ноября 2010

На минувших выходных в Киеве на Бессарабке открылся испанский бар с интерьерами эпохи диктатора Франко. Внутреннее убранство — огромные окорока, винные бочки и бутылки, фотографии с видами корриды и прочие атрибуты культуры мачо. Причем открыл его — да здравствует глобализация — молодой немецкий художник британского происхождения по имени Саймон Фудживара.

Правда, практически все в этом баре сделано из папье-маше — оно является частью новой выставки в музее современного искусства PinchukArtCentre. До 9 января здесь экспонируются работы 21 молодого художника из разных уголков мира. Все они — финалисты международного кон- курса Future Generation Art Prize, который основал бизнесмен Виктор Пинчук.

Несмотря на возраст — не старше 35 лет, — авторы выставленных произведений уже довольно известны, принимали участие в международных конкурсных проектах, а их работы можно найти в солидных музеях современного искусства. Тот же Фудживара — участник Венецианской биеннале и лауреат нескольких арт-премий. По словам художника, в своей работе он хотел показать репрессии гомосексуальной культуры в патриархально-диктаторской Испании: среди привычных для бара предметов тут и там проскальзывают фаллические символы, порнографические картинки, и даже гигантские окорока, если приглядеться, сделаны из страниц порножурналов середины ХХ века.

Дело в том, что Фудживара сам гей, а испанский антураж выбрал, поскольку еще в середине ХХ века нетрадиционная сексуальная ориентация в этой стране была запрещена. Кроме того, в Испании встретились его родители — Фудживара постарался максимально точно изобразить бар отеля, где они познакомились.

Эмоциональный бельгиец Бйорн Гельдхоф, куратор выставки, который может говорить о каждом авторе часами, формулирует главное отличие между предыдущим поколением художников и нынешним: молодежь не боится экспериментов и рискованных проектов. И главное в их работах уже отнюдь не форма, а идеи, которые авторы пытаются донести до зрителя, ответы на философские и жизненные вопросы, тревожащие новое поколение.

“Их объединяет конструирование и деконструкция [реальности], — говорит Гельдхоф. — Вы можете увидеть это во всех работах. Как и то, что все они идентифицируют себя как часть глобализированного мира, независимо от страны происхождения”.

И правда — искусствоведы признают, что в плане фантазии и замысловатости идей молодое поколение явно перещеголяло и эпатажного британца Дэмиена Херста, и провокационного американца Джеффа Кунса, и патрона выставки, знаменитого японца Такаши Мураками — признанных гуру современного искусства и самых дорогих художников мира. Из рук последнего 10 декабря 2010 года победитель конкурса получит приз — $ 100 тыс. Из них $ 60 тыс. — наличными, а $ 40 тыс. — в виде гранта на создание новых произведений.

Свежий взгляд

Нынешний мир меняется слишком стремительно — настолько, что эпитет “современный” устаревает не по дням, а по часам. Та реальность, которую отражали в своих работах те же Мураками, Кунс или Херст, уже неактуальна. Эти художники, конечно, продолжают творить. Однако их ответы на извечные вопросы — что такое жизнь, любовь, смерть, — уже не удовлетворяют младшее поколение.

Поэтому, объясняет Экхард Шнайдер, генеральный директор PinchukArtCentre, молодежь ищет новые ответы. Причем между собой они существенно разнятся, и неудивительно: в выставке принимает участие 21 человек из 15 стран мира, из них 13 мужчин и восемь женщин, это люди разных рас и сексуальных ориентаций. Единственное, что их объединяет, это возраст: самому младшему 27 лет, самому старшему — 35.

“Художники тяжело работают, они работают над идеями”, — уверяет Шнайдер. Впрочем, тяжело работают они не только над идеями: многие произведения требуют физического труда, вроде инсталляции из арматуры американского художника Рубена Очоа, или же скрупулезности и усидчивости, вроде “зашитых” картин Николаса Глобо из ЮАР.

А некоторые — еще и немалых финансовых вложений. Как, например, проект художницы из Чехии Катерины Седы. Она привлекла в “соавторы” жителей престижного района недалеко от Будапешта, а чтобы мотивировать участников, среди которых были члены правительства, известные актеры и прочие випы, в качестве стимула самому активному участнику предложила путевку во Флориду.

Причем траты поделила со своим менеджером. “Мы продали мою предыдущую работу и все вложили в этот проект. Я осталась совсем без денег”, — признается художница, но особой грусти по этому поводу, кажется, не испытывает.

“Каждый автор демонстрирует индивидуальную позицию, но в целом выставка дает публике представление о том, какие гигантские и необратимые изменения произошли на культурной карте мира. И есть три понятия, которые объединяют эту выставку и художников: разнообразие, комплексность и различия”, — рассказывает Шнайдер.

Что это было

Впрочем, если новаторство и рисковость сразу бросаются в глаза, то разглядеть сложность и комплексность в некоторых работах не так-то просто. В результате посетители невольно задаются вопросом: а нужно ли быть художником, чтобы, например, разлить на полу лужу (инсталляция Святая вода кубинца Вильфредо Прието Гарсии) или сфотографировать картофелину (проект Terres de pomme de terre ливанца Зияда Антара)?

Публика зачастую не воспринимает современное искусство именно из-за этого подхода — общения со зрителями не столько посредством эстетики, сколько посредством идей, заставляющих зрителя думать, говорят эксперты.

Пример тому — инсталляция Гарсии Политкорректный, которая представляет собой арбуз, обтесанный до куба.

А ливанец своими фотографиями показывает торжество глобализации: картошка, выращенная на его родине и, например, во Франции, может быть абсолютно одинаковой на вид. И не обязательно потребляется в этих странах.

В выставке принимает участие и один украинец — харьковчанин Артем Волокитин. Он представляет серию картин, в которых исследует человеческое тело и само понятие телесности. И, хотя он единственный участник выставки, чьи работы больше всего по форме похожи на стандартное изобразительное искусство, то есть картины на холсте, они, по словам Гельдхофа, выглядят вполне уместно на фоне новаторских проектов зарубежных художников. Впрочем, оценить его шансы на победу сложно.

Однако Шнайдер призывает не слишком концентрироваться на призе и победителе, поскольку главное в этом проекте — не соревнование, а возможность для художников представить свои работы, а для посетителей — увидеть, чем дышит новое творческое поколение. “В декабре мы узнаем, кто окажется счастливчиком-победителем. Но поверьте, сам процесс [развития современного искусства] гораздо важнее”, — уверяет Шнайдер.

Автор: Ирина Илюшина
Источник: Журнал "Корреспондент", выпуск №42 от 5 ноября 2010