Новый сайт PinchukArtCentre
Перейти
укр
рус
eng
ГлавнаяПресса о насУкраинскиеОлафур Элиаcсон: Когда хожу по улицам Киева, работаю над собой чтобы улыбаться

Олафур Элиаcсон: Когда хожу по улицам Киева, работаю над собой чтобы улыбаться

23 мая 2011

Выставка "Твое эмоциональное будущее" скандинавского художника Олафура Элиассона открылась в PinchukArtCentre.  

В качестве инструментов для создания инсталляций, Элиассон, традиционно, работает со светом, водой и туманом. Цель его высокотехнологических экспериментов - изменение восприятия зрителя. Собственно, принципы не новы - известны студентам, изучающим психологию восприятия. Они также использовались в еще средневековой системе энтертеймента - на ярмарках. Так что выставку "на ура" примет не только продвинутая молодежь, но и бабушки с внуками.

"Украинская правда. Жизнь" попыталась понять, чем обусловлена стратегия художника, думает ли он о деньгах, и каковы его политические убеждения.

Олафур Элиаcсон: Когда я был студентом, думал о том, что нужно делать что-то такое, что отличало бы меня от всех остальных художников. Тогда начал экспериментировать. Размышлял, как дематериализовать предметы, поэтому начал работать с зеркалами, светом - тем, что делает мир эфемерным. И в то же время изучал гештальтпсихологию, социальные науки.

 - Когда смотрела на ваши инсталляции, то думала о том, что наверняка на вас повлияла феноменология. Это так?

 - Я специально не изучал философию. Но то, как я работаю и как говорю о своей работе, и то, что я чувствую по отношению работе, свидетельствует о том, что феноменология оказала влияние. Особенно в отношении тела и атмосферных явлений.

Если говорить о психоанализе, меня интересует та часть, которая относится к социальным травмам, где идет речь о характеристиках опыта.

 - На пресс-конференции вы говорили о том, что искусство позволяет людям стать более социально-адаптированными. Хотелось бы узнать, каким образом, зрители, пришедшие на киевскую выставку смогут стать более социально-адаптированными?

 - Думаю, что искусство в принципе меняет поведенческие установки. Оно влияет на то, как мы идентифицируем себя с миром. Искусство вопрошает о тех вещах, на которые в рыночно-ориентированном западном обществе не обращают внимание. Например, на восприятие ресурсов пространства, на то, чувствуем ли мы себя комфортно или некомфортно в пространстве.

В комнате с туманом (часть выставки "Твое эмоциональное будущее - авт."), я меняю восприятие пространства, правила поведения в нем. Когда вы только входите в комнату, вам кажется, что вы ничего не видите, но очень быстро вы понимаете, что можете ориентироваться, используя другие правила. И такого типа эксперименты, как мне кажется, имеют определенные социальные последствия.

 - Вы ведете исследования того, как влияют ваши работы на людей?

 - Все время. Я работаю с командой из 50-ти человек, и мы ставим друг над другом эксперименты. Часто сотрудничаю с учеными. Сейчас со специалистом по социальной неврологии - исследую сопереживание и сочувствие. Меня интересует насколько сочувствие заразительно. Я даже тренирую сочувствие. Сейчас готовлю работу для олимпиады в Лондоне 2012-го года, и этот проект будет связан с темой сочувствия.

 - Вы говорили, что ваше искусство должно повлиять на восприятие и поведение зрителей. А как оно на вас влияет?

 - Я думаю, что искусство сделало меня более критичным человеком. Искусство для меня - это отношение между мышлением и созиданием. Думаю, что у многих людей возникают хорошие идеи, но гораздо сложнее найти способы реализации этих идей.

Создавая искусство, я праздную отношения между мышлением и созиданием. Думаю, что мое искусство заставляет меня делать такие вещи, о которых я даже думать не мог, что могу их создать.

 - А как вы относитесь к критике и к конкуренции в искусстве?

 - Я живу с критикой, принимаю критику, считаю, что это часть работы. Очень часто меня критикуют, особенно жена, дети.

Там, где искусство находится в маргиналиях, очень много конкуренции и зависти. Художники борются друг с другом. Это плохо, потому что искусство должно объединять. В нашем обществе креативность имеет слабые позиции, но я считаю, что это одна из самых важных вещей в мире.

 - А какая у вас политическая позиция?

 - Вы имеете ввиду политические партии?

 - Ценности и убеждения.

 - В таком случае, моя позиция - демократия и этика. В некоторых культурах эстетическое и этическое разделены. Считается, что эстетическое не всегда подразумевает этическое. В эстетике, к красоте нельзя относится эстетически вне этики. Я же думаю, что эстетика и этика нераздельны.

 - Художник, с высокой степенью социальной реализации, обречен взаимодействовать с рынком, и вступать в специфические отношения. Галеристы и коллекционеры - не всегда приятные люди, а журналисты досаждают дурацкими вопросами. Но все эта суета, нынче, часть профессии...

 - Я живу в мире искусства. Арт-рынок является частью этого мира, но я не работаю для рынка. Работы, которые я создаю, потом попадают на рынок. Искусство - это искусство, рынок - это рынок. На арт-рынке все предсказуемо, в искусстве все непредсказуемо.

 - Вы делали световое оформление для Louis Vuitton...

 - Это сотрудничество. Я не считаю, что должно существовать исключительно чистое искусство. Важно, чтобы искусство по-разному интегрировалось в мир. Когда я работаю с крупными брендами, такими как Louis Vuitton, с фондом PinchukArtCentre, то я организовываю свои проекты таким образом, чтобы они имели ценность для искусства. Но каждый раз, я адаптирую их к определенной ситуации.

 - Тем не менее, водопады которые вы делали для проекта в городской среде Нью-Йорка, по некоторым подсчетам, должны были принести туристической индустрии 60 миллионов долларов.

 - Когда я создаю, думаю только об искусстве, а не о том привлекательно ли оно для туристов или нет. Очень важно, чтобы художники думали о целостности собственных проектов.

 - Вы религиозны?

 - Наверное, правильно сказать, что иногда я атеист. В хорошие дни я буддист, но, к сожалению, в этом я не очень успешен. Я упражняюсь в сочувствии. Когда хожу по улицам Киева, работаю над собой чтобы улыбаться.

 - Медитируете?

 - Немного медитирую. Пытаюсь практиковать смехомедитацию. Каждый раз, когда меня критикуют.

 - Неужели? Смотрела на ваши работы и думала, что их автор убийственно серьезный художник, и чувства юмора у него нет. Это так?

 - Ну, я думаю, что моя выставка - это, прежде всего, зеркало. И она не обо мне, а о вас. Но вы правы, я могу быть занудой.

Автор: Уркаїнська Правда: Життя
Источник: Аксинья Курина