Новый сайт PinchukArtCentre
Перейти
укр
рус
eng

Весела покойницька

18 февраля 2013

В минувшую пятницу в столичном центре современного искусства PinchukArtCentre состоялось открытие новых выставок — американца Тони Оурслера, британцев Джейка и Диноса Чепменов и украинца Алексея Салманова. Первыми оценить работы традиционно пришли бизнесмены, политики, галеристы и арт-деятели. В их компании осмотрела новую экспозицию АННА НЕКРАСОВА.

Открытие новых выставок в PinchukArtCentre, как обычно, вызвало большой интерес публики — задолго до начала объявленного времени вернисажа перед зданием центра скопилось много народа. В толпе, впрочем, преобладали зеваки и люди, не имеющие пригласительных, но жаждущие проникнуть внутрь и приобщиться к светскому событию. Но и гостей, желающих познакомиться с творчеством известных британских художников-мизантропов братьев Чепмен и американского видеоартиста Тони Оурслера, пришло в этот вечер так много, что для всех не хватило вешалок в гардеробе.

Такой наплыв посетителей откровенно радовал основателя PinchukArtCentre, владельца международной инвестиционно-консалтинговой группы EastOne Виктора Пинчука, который с благодушной улыбкой прогуливался по залам, попеременно находясь то в компании Тони Оурслера, то братьев Чепмен. Британцы, кстати, приехали на открытие выставки с женами и детьми, в отличие от американского художника, который предпочел встретиться в Киеве со своими арт-дилерами из Москвы и Нью-Йорка. Зрители, среди которых, в частности, были замечены президент холдинга VS Energy International Михаил Спектор, владелец Helen Marlen Group Михаил Кавицкий, президент Конфедерации строителей Украины Лев Парцхаладзе, генеральный директор телеканала М1 Валентин Коваль, директор "Ялтинской европейской стратегии" (YES) Иванна Климпуш-Цинцадзе, премьер Королевского балета Великобритании Иван Путров, директор Французского института в Украине Франки Бландо, посол США в Украине Джон Теффт, владелец лондонской галереи White Cube Джей Джоплин, депутат Елена Кондратюк с мужем, директором—президентом телекомпании ICTV Александром Богуцким, не стеснялись высказывать художникам свое одобрение. С особым умилением реагировали гости вернисажа на говорящие антропоморфные скульптуры Тони Оурслера, хотя у инсталляций братьев Чепмен задерживались значительно дольше, разглядывая мелкие детали.

Название проекта Джейка и Диноса Чепменов "Цыпленок" не связано напрямую с представленными работами, затрагивающими такие травматические темы, как смерть и холокост, и, учитывая характер этих объектов, даже кажется подчеркнуто легкомысленным. Впрочем, видимо, в этом есть особый авторский смысл — художники верят, что ирония при взгляде на трагедию помогает человеку освободиться от различных страхов и табу. Инсталляция "Все зло мира", созданная специально для киевской выставки, прекрасно иллюстрирует эту концепцию; она состоит из четырех витрин, внутри которых, помимо тысяч миниатюрных фигурок нацистских солдат, борющихся друг с другом и лежащих в братских могилах, можно увидеть динозавров, клоуна Рональда из McDonald`s и даже антропоморфный чизбургер. Над всем этим морем персонажей возвышается мужской полуторс в кроссовках с обнаженными гениталиями.

Следует отметить, что какие-то трагические ноты в художественном послании британцев публика в большинстве своем слышать не хочет, воспринимая их инсталляции как обычный аттракцион. Эту точку зрения высказала в разговоре с корреспондентом "Ъ" соучредитель творческого объединения "Клиника Дорошенко Грищенко", советник министра энергетики и угольной промышленности Оксана Грищенко, признавшаяся, что все — от костей и трупов до говорящих видеоинсталляций, представленных на выставке,— напоминает ей Хеллоуин, а "праздник — это всегда весело"

"У бога просто нет на нас времени"Братья ДИНОС и ДЖЕЙК ЧЕПМЕНЫ рассказали корреспонденту "Ъ"ПАВЛУ ЛУЖЕЦКОМУ о том, почему не верят в добродетель.

— Инсталляция "Все зло мира" впечатляет количеством персонажей. Наверное, в детстве вы любили играть в солдатики?

Динос Чепмен: — В детстве мы предпочитали играть в куклы. Солдатиками начали баловаться, когда выросли.

— И вы изготовили эти тысячи фигурок вдвоем?

Динос Чепмен: — Нет, нам помогали пятнадцать человек. Однако вся слава досталась нам. Мир несправедлив.

— Похожую инсталляцию — "Конец веселья" — вы экспонировали в конце прошлого года в Эрмитаже. В России выставка вызвала протесты публики, обвинившей вас в экстремизме.

Джейк Чепмен: — Печально, когда праворадикальная агрессивно настроенная малочисленная религиозная группа людей, изолированных от культурного процесса, диктует свои вкусы остальному обществу. Вообще, мне кажется, что главная проблема этих людей в том, что у них не хватает чувства юмора. В наших работах заложено достаточно много смешного, просто не все могут его разглядеть. Вот, например, в "Дерьмоспективе" (представленная в Киеве инсталляция, состоящая из миниатюрных копий прежних работ братьев Чепмен.—"Ъ") есть фигурка, изображающая зрителя, который мочится на копию нашей скульптуры из картона. "Дерьмоспектива" — это братья Чепмен для детского сада.

— Вас также упрекают в нападках на христианство...

Джейк Чепмен: — В христианстве нас интересует вся его бессознательная сторона, побуждаемая злом и различного рода скверной. Эти вещи продиктованы самой природой, которой безразличны концепции плохого и хорошего. Когда о природе судят с помощью идеалов красоты, совершенства и добродетели, моральных императивов и идеи хорошего поведения, вполне возможно, что природе на все это попросту насрать. Моральные предписания и этика — одни из глупейших галлюцинаций, которые испытывало человечество на пути к собственному вымиранию, которое, несомненно, является предопределенной данностью, если рассматривать человечество не в коротеньком промежутке его истории, а оперируя более значимыми временными отрезками, например в пятьдесят миллионов лет. Все наши умозрительные представления о добродетелях и морали являются весьма ограниченным антропоцентрическим взглядом на мир и нашу значимость во Вселенной. Вполне возможно, что одной из самых значимых идей человечества является идея его незначительности в космических масштабах. Бог мертв, его никогда не было, а место бога занимает гипертрофированное человеческое самомнение. Достаточно поднять глаза на звездное небо и представить, сколько планет вращается вокруг всех этих звезд, чтобы понять все огромное количество возможностей, которые есть во Вселенной, сколько еще может быть Земель. У бога в любом случае просто нет на нас времени. Так что концепция добродетели человека напоминает мне шутку о парне, который падает с небоскреба и, пролетая каждый этаж, кричит людям в окнах: "Пока все идет хорошо".

— В ваших работах часто встречается символика McDonald`s, с чем это связано?

Джейк Чепмен: — McDonald`s, несомненно, является знаковым символом индустриализации, в том числе ее негативных сторон. McDonald`s начинался как нечто весьма демократичное: дешевая еда, которую каждый может себе позволить — вам даже не надо выходить из машины, чтобы получить ее. В определенном смысле это еда будущего с феминистическим привкусом, освобождающая женщин от необходимости торчать на кухнях, еда, которая должна была освободить всех. Однако интересно наблюдать, как в реальности все эти фантастические модернистские идеалы внезапно превращаются в дерьмо. Оказывается, такая пища довольно токсична, а сам McDonald`s захватывает мир, распространяясь наподобие вируса. Рональд Макдональд теряет чувство юмора — это единственный известный вам клоун, который потянет вас в суд, если вы упомянете его имя. Так что и здесь нас интересует процесс того, как что-то, зародившееся из весьма позитивной идеи, превращается в итоге в нечто, представляющее собой довольно пессимистичную картину. Для нас Рональд Макдональд — это враг, пример антигероя; поэтому мы считаем его очень интересным персонажем. Как и гамбургер на кресте. Это МакИисус.

— В Киев вы привезли серию усовершенствованных, согласно вашей терминологии, офортов Гойи из цикла "Бедствия войны" и скульптуру "Секс I", где материализован один из его рисунков. В чем смысл этой работы?

Джейк Чепмен: — Нам интересно творчество Гойи, поскольку оно, как мне кажется, послужило отправной точкой модернизма. Он первым начал изображать человеческое тело как нечто, не подлежащее спасению, тело, которое не может пережить смерть. К этим изображениям неприменима религиозная идея спасения и трансцендентной загробной жизни. Он — первый в своем роде художник-материалист, поэтому его искусство и интересует нас так сильно. Своим творчеством Гойя осмелился утверждать, что после смерти нас не ждет ничего, кроме гниения. В этом смысле мы считаем себя его последователями.

— Поэтому вы дорисовываете и закрашиваете его офорты?

Джейк Чепмен: — Нет, мы просто позаимствовали их у него, чтобы немного усовершенствовать.

Динос Чепмен: — Он пока что на нас не жаловался.

Автор: Анна Некрасова
Источник: Газета "Коммерсантъ Украина", №26 (1729)