Новый сайт PinchukArtCentre
Перейти
укр
рус
eng
ГлавнаяПресса о насУкраинскиеПровокация по-хорошему

Провокация по-хорошему

8 апреля 2013

В PinchukArtCenter открылась персональная выставка Сергея Браткова. Здесь один из самых известных в мире украинских фотохудожников рассказывает, о чём он думает и как вообще обстоят дела 

Три фотографии, поверх которых прикреплены сложенные из неоновых букв короткие надписи. Плюс лаконичное видео с воющей собакой. Так выглядит новая выставка Сергея Браткова. «Я год не был в Киеве, вот приехал, и все друзья спрашивают: «Как дела? Как живёшь?» Ну и я им отвечаю, — обводит рукой зал со своими работами Братков. — Незамысловато, наверное, но это я в кепке спускаюсь в метро. Это моя собака воет. Санта-Барбара, где я был и сказал: «Хватит, поехал я домой». Надписи на его фотографиях гласят: «Уехать забыть», «..бать» и «Добро покупает зло». Последняя из них — это ещё и название всей экспозиции, которая разместилась в зале PAC-UA и продлится до 21 апреля. Это первая персональная вы ставка Браткова в Киеве за последние три года. Сейчас работы бывшего харьковчанина можно чаще увидеть в Москве, где он живёт больше десяти лет, а с недавнего времени ещё и преподаёт в Московской школе фотографии и мультимедиа имени Родченко. «Мы со студентами буквально вчера делали такую работу: ку-клукс-клан, который издевается над российскими детьми», — увлечённо рассказывает художник о своём новом занятии. Несколько раз в год Братков выставляется на Западе — в Лондоне, Берлине, Мадриде. Там его фотографии и видео покупают и в частные коллекции, и в музейне собрания. «Здесь у меня перспектив нет, — говорит Братков о коммерческом потенциале своих работ.— Чтобы нормально существовать, художнику нужны три фана, которые будут постоянно его покупать. Какие-то фаны у меня есть».

 Ваша выставка называется «Добро покупает зло». Но разве не логичнее было бы наоборот, чтобы зло покупало добро?

Знаете, хочется немного оптимизма в жизни. Я так отвечаю на вопрос, как я живу. Вот, смотрите, у меня в одном кармане пачка сигарет, в другом — кока-кола. Два зла. Ну, я не сильное добро, тем не менее купил сегодня.

Высказывание о деньгах — не слишком ли абстрактно? Все и так в курсе, что всё продаётся и покупается.

Я недавно сделал фильм, циничную оду деньгам — «Полная луна». Там я рассуждаю о том, что деньги — это в жизни всё. И путешествия, и горный воздух в Альпах, и яхта среди океана. И печень. А эти мои надписи — провокация. Все смотрят и думают: «Ну да, это так». Но всегда ведь находится кто-то другой, кто говорит: «Нет! Это не так!» И в этом провокация.

Возможна ли сегодня, когда всё уже было и всё разрешено, провокация в искусстве?

Сегодня тяжело спровоцировать формой. В своё время гениальной провокацией был «Чёрный квадрат» Малевича. А содержательно — можно. Глобальная провокация может быть, когда речь идёт о религии. Что доказывает происходящее с Pussy Riot. Они стали провокацией и для части современного искусства, хотя бы потому что их работу назвали современным искусством.

 А вы считаете их видео «Богородица, Путина прогони!» искусством?

Да. Помимо содержательной и интересной формы текстов, у этой работы красивая картинка. Такая революция цвета — яркие девочки на золотом фоне. Красота!

Возможно, дело не только в провокации, но и в моде на эпатажные вещи. Или сейчас в моде что-то другое?

Искусство, безусловно, подвержено моде. Всё быстро надоедает, появляется что-то новое. В 90-е годы модными были фотография и видео. В начале 2000-х — графика и живопись, сейчас — частично снова фотография и скульптура. Я не могу сказать, что будет дальше, но пока время скульптуры. Потому что, знаете, есть ощущение, что стенки уже заняты, а внутреннее пространство ещё не освоено.

Раньше вы много снимали людей, а на этой выставке их нет. Нет героев?

Нет, пока героев мы не видим. Даже в политике.

 А спортсмены?

Ну да, а потом окажется, что он принимал допинг. Нет, героизм в людях, безусловно, проявляется. Например, кто-то кому-то помог откопать машину — вот снег такую весё лую солидарность вызвал. Но хорошо бы, чтобы этот герой, который сегодня от копал  бесплатно женщине машину, завтра, корда не будет снега, заделал бы в асфальте дыру, чтобы машина в неё не провалилась. Но этого не происходит, только спонтанный героизм. Героизм наблюдается там, где общество мобилизуется: война, революция или эпидемия. Тогда появляется герой. А корда тихое, болотистое время, нет героев. Только персонажи.

Кто в таком случае главный персонаж нашего времени?

Чиновник. Он, зайчик.

Сегодня модно фотографировать и модно снимать на плёнку, мол, в таких кадрах есть душа, а в цифровых — нет. Какой у вас метод работы?

У меня в кармане мыльница лежит маленькая. Хорошую фотографию чем угодно можно сделать, даже телефонной камерой. Я и на плёнку снимаю, она требует более точной съёмки. Это как на охоте. Ты вышел, у тебя в стволе два патрона, изволь поразить зверя.

А цифровая камера — это как с пулемётом. А мы всё-таки, знаете, не в состоянии войны,  мы в состоянии мирной охоты.

Автор: Юлия Куприна
Источник: Фокус