укр
рус
eng
ГлавнаяПресса о насУкраинскиеПогребальная песнь и фонтан, которого нет

Погребальная песнь и фонтан, которого нет

5 ноября 2014

Future Generation Art Prize — международная премия для художников в возрасте до 35 лет, учрежденная Фондом Виктора Пинчука, и вручается каждые два года после осенней выставки номинантов, предварительно отбираемых из заявок, присылаемых со всего мира.

На сей раз двадцать участников короткого списка представляют 17 стран мира. Они были отобраны из более 5500 онлайн-заявок, полученных из 148 стран. Двадцать первым номинантом на получение премии, согласно регламенту, стала Жанна Кадырова — обладательница прошлогодней общенациональной Премии центра Пинчука для молодых украинских художников.

В этом году в шорт-лист Future Generation Art Prize вошли: Нейл Белуфа, 29 лет (Франция/ Алжир); Розелла Бискотти, 35 (Италия); Джеймс Брайдл, 33 (Великобритания); Эллисон Виэра, 35 (США); Аслан Гайсумов, 23 (Россия); Химена Гарридо-Лекка, 34 (Перу); Никита Кадан, 31 (Украина); Жанна Кадырова, 32 (Украина); Пилар Кинтерос, 26 (Чили); Маурицио Лимон, 34 (Мексика); Адриан Мелис, 28 (Куба); Настио Москито, 32 (Ангола); Карлос Мотта, 36 (Колумбия); Джон Рафман, 32 (Канада); Келли Спунэр, 31 (Великобритания); Хэ Сяньюй, 27 (Китай); Цзя Айли, 34 (Китай); Кудзанай Чиурай, 33 (Зимбабве); Сесиль Б. Эванс, 31 (США/Бельгия); арт-коллективы GCC (страны Персидского залива) и Public Movement (Израиль). Почти все художники прибыли в Киев.

Если говорить о коллективах, то в рамках выставки группа Public Movement, начиная с 15 ноября, каждую субботу в 15.00 будет под открытым небом показывать перформанс «Перекресток», посвященный недавним социально-политическим событиям в Украине, перемещаясь от Украинского дома со стороны улицы Трехсвятительской до здания МИД на Михайловской площади. Также, в субботу, 15 ноября, Пилар Кинтерос представит перформанс «Фонтан дружбы народов». Он начнется в PinchukArtCentre и закончится на Майдане, куда художница принесет картонные детали и будет реконструировать исторический фонтан, уничтоженный в результате перестройки майдана Незалежности в 2001 году. Кроме того, Джеймс Брайдл нарисовал «Радужный самолет» во внутреннем дворе комплекса «Арена Сити» рядом с Центром Пинчука.

Что касается экспозиции в здании Центра, то она традиционно  составлена из работ всех основных жанров актуального искусства — от видеоарта до инсталляции, с преобладанием фигуративного компонента.

Колумбиец Карлос Мотта организовал свой проект вокруг темы стигматизации ЛГБТ-сообщества, связав ею несколько совершенно разных артефактов: фильм о жизни португальского гея, подвергавшегося преследованиям еще в ХVII веке,  и нескромные, но остроумные графические рисунки, фотоколлаж с текстами изгнанников и макет потерпевшего крушение парусника, наконец, уличные плакаты с данными о положении ЛГБТ в Украине — работа Мотты подчеркивает в первую очередь социальную миссию современного искусства.

На свой манер социальны GCC: они воспроизводят некий усредненный модуль роскоши, тем самым создавая сатирическое высказывание о культе преуспевания, который царит у них на родине. Цзя Айли, напротив, укомплектовывает собственный авторский музей потрепанными вещами — архивными фото, детскими книгами, поношенными противогазами, кусками угля, — чтобы дать свой ракурс китайской реальности, в которой вышеозначенное преуспевание самым диким образом сочетается с никуда не девшейся коммунистической идеологией и вопиющей нищетой.

Другой китайский участник, Хэ Сяньюй, в своем сарказме идет дальше. Он попросту выставляет «Зубы мудрости» — сделанные из чистого золота, и «Башню мудрости» — ювелирную композицию из того же золота и настоящих зубов. Привычка украшать себя подобным образом, известная и в Украине, доведена здесь до логичного абсурда.

Парадоксально, у двух совершенно разных художников из разных стран общим стал образ стены. Нейл Белуфа (Франция — Алжир) инсценировал некое подобие международных дебатов, участники которых постепенно приходят к необходимости войны друг с другом, при этом видео проецируется на бутафорскую стену, которая беспрерывно передвигается взад-вперед, из-за чего изображение постоянно «ползет». А чеченец Аслан Гайсумов поступил просто: нашел архивный советский документальный фильм про Грозный 1978 года, затем, придерживаясь той же структуры ознакомительно-туристического очерка, заснял теперешний Грозный — гигантские декорации, отстроенные Кадыровым во славу Путина — и устроил показ этого материала на стене разгромленного Дома культуры, сняв уже сам сеанс и наложив сентиментально-патетическую музыку из ленты 1978 года. Получилось произведение с не очень заметной фигой в кармане, балансирующее на грани прославления успехов власти, но допускающее двоякое толкование: с одной стороны, если не знать предыстории и объяснений автора, то чередование кадров цветущего Грозного и разбитой стены вполне укладывается в нехитрую и вполне лояльную оппозицию «было — стало», с другой — разбитую стену можно интерпретировать как некую травму, скрытую шелухой показного благополучия. По крайней мере, находящийся в том же зале «Протез» более явно обнаруживает позицию Аслана: изорванная, разрубленная на несколько кусков книга, затем сшитая грубыми нитками — все понятно без лишних слов.

Некоторая двусмысленность присуща и проекту Адриана Мелиса, кубинца, живущего в Испании. Он делал аудиозаписи рабочих протестов в Испании с 2010 по 2014 годы, а в его инсталляции эта запись (8-часовая компиляция) преобразуется в набор электронных импульсов, в зависимости от которых включаются установленные в зале машины для выдувания мыльных пузырей. Пик протеста — поток пузырей. Выходит, с одной стороны — вполне левый пафос, с другой — издевательское превращение рабочего протеста в пузыри, опосредовано метящее в царящую на Кубе коммунистическую идеологию.

Никита Кадан спланировал довольно некомфортное пространство — комнату с ломаными, сужающимися стенами, в углу которой — разгромленная мебель и чучело оленя — что бы ни закладывал художник изначально, однако аллюзии на Межигорье, войну и прочие злободневные реалии слишком очевидны.

Немало здесь и просто упражнений в форме. Эллисон Виэра  (США) построил лабиринт из металлических стоек, Сесиль Б. Эванс сочинила нечто вроде цифровой реинкарнации недавно умершей голливудской кинозвезды Филипа Сеймура Хоффмана, перуанка Химена Гарридо-Лекка соединила традиционную керамику своей страны газовыми трубами. Все более-менее красиво, но не более.

Наиболее интересной и содержательно, и формально кажется работа 33-летнего зимбабвийца Кудзаная Чиурая. Его заявка — это короткое видео с плакальщицей, возносящей прощальную молитву над телом умершей. И по стилистике, и по ритму, и по внутренней  целостности это, безусловно, зрелое, достойное призов произведение, — современная «Пьета».

Через два месяца почетное международное жюри выберет и объявит имя обладателя (обладательницы) Главной премии Future Generation Art Prize, который (которая) получит вознаграждение в размере 100000 долларов (60000 наличными и 40000 в виде гранта на создание новых произведений) на церемонии награждения, которая состоится 6 декабря в Киеве. Кроме того, дополнительные 20000 будут направлены на программы стажировки для лауреата специальной премии.

Автор: Дмитрий ДЕСЯТЕРИК
Источник: «День»