Новый сайт PinchukArtCentre
Перейти
укр
рус
eng
ГлавнаяПресса о насУкраинскиеУкраина в Венеции. Парадоксы присутствия

Украина в Венеции. Парадоксы присутствия

9 мая 2015

Хроника присутствия Украины на Венецианской биеннале – несомненно один из самых захватывающих сюжетов в истории новейшего украинского искусства.

По сложившейся традиции, последние 15 лет небезразличная художественная общественность сражается с совковой дремучестью министерства культуры и его безразличием к международному имиджу нашей страны.

Министерство всякий раз проявляет чудеса изобретательности, норовя избавиться от лишней ответственности, перекладывая ее на плечи отдельных пассионарных людей или институций.

В этом году роль такого ответственного пассионария исполняет PinchukArtCentre, хотя формально минкульт все еще остается комиссаром проекта.

Нынешний павильон не похож на все, что делала команда Виктора Пинчука в Венеции до этого – никакой нарочитой роскоши венецианских палаццо, никакой специфической украинской избыточности, национального колорита с борщом, салом и Веркой Сердючкой.

Это действительно павильон, представляющий нас с вами, нашу вывернутую наизнанку страну, пережившую колоссальные потрясения, от которых мы еще долго не сможем оправиться.

Для меня и для многих, кто был тут во время открытия, украинский проект стал уникальной возможностью посмотреть на нас, украинцев, со стороны.

Посмотреть глазами европейцев, которыми мы так стремимся стать и прийти к не самым приятным, но отрезвляющим выводам.

Глядя из Киева очень сложно понять, что на самом деле представляет собой прозрачный куб на набережной Венеции. Во многих отношениях, это действительно стало идеальным решением.

Этот куб привлекает внимание публики, его невозможно не заметить, поскольку он находится по пути из Арсенала в Джардини, где проходят основные события биеннале. Это также простой, внятный и очень емкий образ прозрачности и открытости, важных для кураторского высказывания Бьерна Гельдхофа.

Не так просто было справиться с довольно сложной задачей – внутри прозрачной конструкции надо было разместить работы шести художников, но это тоже получилось.

Клетка Анны Звягинцевой, фото-объект Евгении Белорусец, живопись Артёма Волокитина,инсталляция "Открытой группы", коллажи Жанны Кадыровой, совместный проектхарьковчан Николая Ридного и Сергея Жадана – сосуществуют в пространстве куба.

Работа Никиты Кадана – хитромудрая инсталляция с советскими реликтами – вынесена за пределы павильона.

Все работы художников говорят о важнейших для современной Украины проблемах.

"Открытая группа" о том, что война и ожидание ее конца определяет характер нашей ежедневной реальности. Евгения Белорусец о человеческой стороне социальных конфликтов и противоречий, Анна Звягинцева о границах, ограничениях и природе власти,Жанна Кадырова о специфике функционирования информационного пространства, Жадани Ридный о видимостях и о том, как формируется наш образ реальности.

Кадан медитирует на тему советского прошлого.

Получился адекватный, актуальный и цельный проект об Украине. Наверное, впервые за всю историю нашего участия в биеннале. Чего еще можно было бы желать?

Но контекст реальности вносит свои коррективы. Наверное, в этой непредсказуемости и есть самая большая ценность искусства. Даже когда ты прекрасно знаешь художников и их работы, куратора, его творческий метод, осознаешь возможности институции, которые воплощают их идеи, и отдаешь себе отчет в своих ожиданиях, – все может оказаться совсем не так, как ты это себе представляешь.

Момент встречи со зрителем важнейший в жизненном цикле произведений, а это значит, что все, что видит, слышит, думает, переживает и чувствует зритель в этот момент – становится частью художественного проекта.

Что увидел зритель в Венеции?

Представьте набережную одного из самых прекрасных городов мира. Море, солнце, толпы cнующих туристов, зевак и карманных воришек.

Представьте место, где абсолютная бедность местных бездомных сосуществует с абсолютной роскошью владельцев грандиозных частных яхт.

Представьте уменьшенную модель глобального мирового сообщества: муравейник из людей всех национальностей, социальных групп, возрастов и религиозных предпочтений, живущих в параллельных реальностях, но на мгновение оказавшихся в одной точке. В месте, где находится временный стеклянный павильон Украины.

Сколько каждый из этих прохожих сможет инвестировать времени в наш проект? Что он увидит? Как он поймет то, что увидит? Станет ли заходить внутрь или ограничится взглядом со стороны?

Прозрачность стеклянного куба, которая должна была стать знаком открытости миру превратилась в символ беззащитности.

Беззащитности, до которой на самом деле никому нет дела. Весь день, который я провела на набережной Венеции, меня не покидало чувство неуместности и чудовищного несоответствия всего всему, но, прежде всего, украинского и европейского контекстов.

Впервые в подобных ситуациях у меня не было ощущения, что мы не соответствуем обстоятельствам, но осознание того, что столь интересный нам контекст не соответствует нам - угнетало еще больше.

Единственный способ сделать внятное художественное высказывание в этой ситуации – подчинить себе контекст или же разоблачить его. Это не удалось сделать на уровне всего павильона, но два из семи представленных проектов смогли достигнуть цели (которой, возможно, перед собой и не ставили).

Это удалось "Открытой группе" и Анне Звягинцевой, но по разным причинам. Смысл "Клетки" Ани проявился на уровне формы. Прозрачность стен позволила "заключить" в клетку все, что находится на улице: людей в роскошных одеждах, огромные корабли, море, даже фрагменты Венеции. Реальность явила себя сама в очень внятном, доступном и мгновенно считываемом образе.

Проект "Открытой группы" смог разоблачить контекст балагана. Девять экранов, транслирующие ежедневную реальность семей, ожидающих возвращения с войны своих близких.

Участники группы ждут вместе с ними. Каждый день, наблюдая за экранами, чтобы зафиксировать момент возвращения.

Переданное ими смирение и достоинство, с которыми смотрят в лицо невыдуманной реальности очень многие украинские семьи, – на какое-то время превращает происходящее на набережной (да все, что находится внутри павильона тоже) пусть и в эффектную, но декорацию.

Реальное, живое, пульсирующее, пусть на мгновение, но победило венецианскую карнавальную действительность. Очень захотелось домой.

Автор: Ольга Балашова
Источник: Українська правда. Життя