Новый сайт PinchukArtCentre
Перейти
укр
рус
eng

Спортзал для души

26 января 2009

Открывшаяся в киевском PinchukArtCentre новая экспозиция продемонстрировала — чем больше общественный интерес к искусству, тем оно ярче и разнообразнее

Киевский PinchukArtCentre по-прежнему работает за троих. В открывшейся на днях новой экспозиции самого большого в Восточной Европе центра современного искусства представлены сразу три новых выставки. Это видеоинсталляции и фотографии знаменитой британской фотохудожницы Сэм Тейлор-Вуд, масштабная репрезентация современных российских художников «21 Россия» и слегка затерявшиеся во всём этом великолепии, но очень качественные работы молодого японского фотографа Кейта Суигура. Бродя по этим непохожим друг на друга художественным пространствам, знакомясь с разными точками зрения на действительность и ее полярными, от возвышенного пафоса до едкой иронии, интерпретациями, видишь, — несмотря на глобализацию мира внешнего, внутренний мир каждого настоящего художника остается его суверенной территорией.

Баланс на краешке

Художественный мир Сэм Тейлор-Вуд соразмерен и совершенен, но не менее трагичен, чем, к примеру, у ее союзника по знаменитому художественному сообществу Young British Artists Дэмиена Херста. Другое дело, что для выражения экзистенциальных истин Херст обычно ищет шокирующие художественные средства, хочет сразу поразить зрителя, а Тейлор-Вуд требует от посетителя сосредоточенности и терпения.

Особенно наглядно это демонстрируют ее исследующие феномен скоротечности времени видеоработы «Последнее столетие», «Слуга» и That White Rush (переводится по-разному), показанные на последней венецианской биеннале в украинском павильоне, а сейчас выставленные в PinchukArtCentre. На первый взгляд кажется, что фотограф просто поймал в объектив и заставил застыть одно из обыденных мгновений жизни. Но, присмотревшись, замечаешь — какие-то изменения на видеоэкране всё-таки происходят, и начинаешь ощущать себя героем фантастического фильма или романа, в котором только ты один двигаешься посреди почти застывшего мира.

Сэм Тейлор-Вуд словно бы говорит: жизнь гораздо больше того, что мы замечаем в ней мельком. Но больше — не значит уютнее. В ее That White Rush, видеоинтерпретации мифологического сюжета о Леде и лебеде, вечно прекрасной остается лишь обнаженная девушка, а красавец-лебедь на глазах у зрителя превращается в груду полусгнивших белых перьев.

Фотосерия «Стул Брема Стокера», в которой Сэм Тейлор-Вуд балансирует в немыслимых позах, пытаясь устоять на краешке падающего стула (делалось это с помощью удерживающих тело канатов, удаленных при обработке снимка), — о всё том же остановившемся мгновении. Но не прекрасном, как у гетевского Фауста, а жутком. В ответ на просьбу расшифровать замысел, художница сказала мне: «Это момент жизни, когда стоишь на краю, смотришь в пропасть, вниз и балансируешь на самой грани. Но даже то, что тебя еще удерживает, тоже не существует. Именно для этого я убрала на фото тень от стула».

Однако трагическое содержание не исключает эстетического наслаждения (еще Пушкин писал — «есть упоение в бою и бездны мрачной на краю»). Фотографии Сэм Тейлор-Вуд в этой серии, как и в представленных в том же зале сериях «Побег художника», и особенно «Портрет парящий», полны простора, воздуха и потрясающе точно скомпонованы.

Принцип «максимум воздействия при минимуме выразительных средств» Тейлор-Вуд использует и в своей масштабной видеоинсталляции «Выдох», где на нескольких больших экранах показаны играющие музыканты симфонического оркестра Би-Би-Си. Музыка звучит, но в руках у музыкантов нет инструментов, а сами они одеты не в концертные костюмы, а в обычную повседневную одежду. Зритель слышит музыку без привычно сопровождающей ее внешней мишуры в виде черных фраков, сверкающей меди духовых, матового блеска деревянных корпусов струнных и прочего. Замысел прост до гениальности, совершенен по исполнению, а сложность процесса его воплощения (создание инсталляции заняло год) скрыта от зрителя.

Всё это не значит, что Тейлор-Вуд занимается только искусством для искусства. Иногда она, как и положено современному художнику, чутко реагирует на общественные запросы. Это проявилось в видеоинсталляции «Трехминутный раунд», для которой Владимир и Виталий Кличко были засняты в Нью-Йорке и Берлине прямо в раздевалке сразу после боев за звание чемпиона мира.

Без вертикали

Если в видео- и фотоработах Сэм-Тейлор Вуд социальный заказ проявляется лишь изредка, то в представленных в Pinchuk-ArtCentre на выставке «21 Россия» произведениях российских художников он явно преобладает. И это понятно. Британия чтит вековые традиции, а в современной России каждое новое десятилетие отменяет предыдущее. В том числе и в художественной жизни. Восьмидесятые годы прошлого столетия были в России временем интеллектуалов-концептуалистов. В 90-е их сменили «акционисты», которые сами назначали себя художниками. В конце первого десятилетия нового века возникла потребность осмотреться и понять, каковыми были основные художественные тенденции «России Путина».

Оказалось, построение властной вертикали в политике никак не отразилось в художественной жизни. Напротив, она стала разнообразнее, что доказывает выставка «21 Россия», главной задачей которой была не некая единая концепция, а максимальная репрезентативность. Некоторые украинские арт-критики уже попались в такую ловушку, хваля работы одних российских художников и громя других. Но это настолько же нелепо, как пытаться, к примеру, доказать, чьи виды — Карпат или Крыма — красивее или величественнее.

Можно, например, заслуженно восхищаться грандиозным проектом «Последнее восстание 2» группы АЕС+Ф, органично объединившим современные масс-медийные технологии, традиции старых мастеров живописи, возрождение утраченного в конце прошлого века пластического начала в искусстве и визуализацию новейших идеологических смыслов. Помню, что в русском павильоне на последней венецианской биеннале, где представляли проект, найти свободное место в зале во время показа этого 20-минутного видео было невозможно.

Точно так же можно — и тоже совершенно заслуженно — отметить ироничный взгляд на мир группы «Синие носы», представившей в PinchukArtCentre не только скандальных «Целующихся милиционеров», но и запоминающийся как по замыслу, так и по художественному воплощению видеопроект «Маленькие человечки». «Синие носы» тоже с успехом разъезжают со своими работами по всему миру.

Еще можно расхвалить или разругать остальных представленных на выставке российских живописцев разных художественных направлений и течений, но суть не в этом. А в том, что выставка «21 Россия» демонстрирует — художественная жизнь наших соседей разнообразнее и богаче, чем у нас. И дело тут не в талантах, а в востребованности. Недаром экспозиция украинского павильона на последней венецианской биеннале была составлена из произведений отечественных художников, живущих и работающих сейчас за границей. Стоит талантливому отечественному художнику попасть в благоприятную среду, он, как правило, тут же проявляет себя, в том числе и в Москве. Но эта среда сама по себе не возникает, она должна быть сформирована также и за счет подогрева публичного интереса к современному искусству.

К примеру, в Москве современное искусство сопровождается общественным резонансом еще с 1974 года, когда власти смели бульдозерами первую выставку художников-нонконформистов. Вручение премии Василия Кандинского (российский аналог знаменитой британской премии Тернера лучшему художнику года) сопровождалось, как и в Британии, скандалом, который активно обсуждался в СМИ. Я уже молчу о «Целующихся милиционерах» — о них не слышал, наверное, только тот, кто никогда не включает телевизор. Конечно, в столь общественно ангажированном художественном процессе есть свои издержки. Но и выгоды, как показывает выставка «21 Россия», налицо. В том числе и для зрителей. Ведь современное искусство, ко всем своим прочим качествам, еще и провокативно. Вступившего на его территорию зрителя вынуждают играть по чужим правилам и, следовательно, выбирать одну из двух возможных линий поведения: подчиняться этим правилам или бороться с ними. И не так уж важно, что испытывает зритель — восторг, ярость или желание спокойно насладиться красотой.

Важно то, что, столкнувшись с необходимостью сформулировать собственную позицию, он ищет внутри себя некие точки опоры и таким образом неизбежно переформатирует свое привычное «я». Человека, посещающего выставку современного искусства, можно сравнить с новичком в спортзале. На следующий день после первого занятия на тренажерах боль появляется даже в тех мышцах, о существовании которых он у себя не подозревал. Точно так же общение с художественным произведением открывает духовные и эстетические клапаны, наглухо закрытые и позабытые еще с детства. Надо лишь, чтобы общественное мнение подтолкнуло как можно больше людей переступить порог галереи или музея.

Автор: Сергей Семенов
Источник: Эксперт (Киев)