Новый сайт PinchukArtCentre
Перейти
укр
рус
eng
ГлавнаяПресса о насУкраинские"На трезвую голову все лучше"

"На трезвую голову все лучше"

4 мая 2009

В Киеве Дэмиен Херст заявил о своем превращении из скандального художника в безобидного и кроткого живописца

FOCUS: Ваша выставка называется «Реквием» — Вы прощаетесь со старым Дэмиеном Херстом?
Херст: После аукциона в сентябре прошлого года мне нужна была резкая «смена декораций». Когда Виктор (Пинчук) пригласил меня с моей выставкой в Киев, я предложил воспользоваться старыми работами и показать несколько новых картин.

FOCUS: После этого Вы будете рисовать в традиционной манере или это будет новый Дэмиен?
Херст: Художник Люсьен Фрейд (Lucian Freud) сказал мне однажды, когда в 1990 году увидел мою работу «Тысяча лет» с умирающими мухами: «О, ты начал с заключительного акта». Я намотал себе это на ус. Здесь наряду с моими новыми картинами я показываю витрины и инсталляции, что отлично вписывается, потому, что теперь я возвращаюсь к началу, назад в будущее.

FOCUS: По теме и по форме некоторые картины напоминают Фрэнсиса Бэкона. В них слышится смерть, насилие, боль. Многие из них даже обрамлены так же, тяжелым золотом.
Херст: Для меня это имело смысл. Знаете, я начал рисовать лет в 16 или 17, довольно плохо. Тогда я впервые увидел картины Фрэнсиса Бэкона и подумал, черт, я никогда так не смогу. Так что я начал со скульптур, которые представляли собой разновидность трехмерного изображения картин Бэкона, так как они были посвящены аналогичным темам. И в своих последующих точечных и спин-картинах я отрекался от живописи. Я производил бесконечные серии картин, которые делал механически, без всяких эмоций. В Лидсе, где я вырос, никто не думает, что это искусство. Художник — это тот, кто рисует картины, на которых люди узнают себя. То есть, я делал то же самое — фотореалистические картины. Пока я не дошел до точки, где я снова мог начать рисовать. Это было три года назад, теперь я зашел настолько далеко, что могу выставлять свои картины.

FOCUS: Вы рисуете черепа, еще мрачнее, чем раньше. Каково Ваше отношение к смерти?
Херст: Оно меняется каждый день. Всю свою жизнь я размышлял о смерти. В ней есть нечто волнующее и устрашающе тревожное. Еще мне нравятся фильмы ужасов.

FOCUS: Своему покойному другу, художнику Энгусу Фэйрхерсту (Angus Fairhurst), Вы поставили памятник в своей картине «Never See You Again» (2008).
Херст: Энгус повесился в прошлом году. Мой друг Джо Штруммер (певец из The Clash) тоже мертв. За последние годы я потерял нескольких друзей, но через это проходит каждый, разве только я? Это ведь целая наука. Прелесть жизни в том и заключается, что в любой момент у тебя ее могут отнять. Понятие бренности всегда меня захватывало. Некоторые думают, что я болен. В Киеве мне многие говорили, что никогда бы не думали о конце. Нужно думать обо всем, чего мы избегаем.

FOCUS: Поэтому Вы прекратили пить и курить?
Херст: Да, но для этого мне нужно было несколько попыток. 20 лет длилась моя вечеринка, с наркотиками и выпивкой. Это было хорошо. Это отражалось в моих картинах. Мы жили под девизом «Все на фиг! Мы здесь навсегда!» Пока я не очнулся и не осознал: Я таким не буду. Мне 43 года. Я прожил больше, чем мне осталось. Может это еще и кризис среднего возраста, у меня трое сыновей.

FOCUS: Вашим сыновьям тринадцать, восемь и три. Как изменило Вас отцовство?
Херст: Когда у меня появился мой первый сын, я еще пил, я был еще больше ребенком, чем он. На днях он мне снова сказал: Папа, я из нас более взрослый. Потом пояснил: Речь идет не обо мне, а о них. Раньше я не вставал с кровати раньше двух часов дня. С тех пор, как я прекратил пить, я уже с раннего утра в ванной и веду прекрасные разговоры с моими мальчиками.

FOCUS: Вы больше не прикасаетесь к наркотикам, стимуляторам, допингам?
Херст: Абсолютно. В последний раз, когда я это пробовал, мне понадобилось пять дней, чтобы прийти в себя. У меня было отвратительное настроение. Раньше я был таким каждый день. Сегодня я не могу себе позволить плохо себя чувствовать в течение пяти дней. Я не мог выпить стакан вина за едой, мне нужна была вся бутылка, а потом я стоял голым на столе и горлопанил на все стороны.

FOCUS: Навеселе Вам лучше работается?
Херст: Нет, все лучше делать трезвым. Для того чтобы хорошо работать, нужно сконцентрироваться. Когда пьешь — или празднуешь, или прячешься. Фрэнсис Бэкон, якобы говорил, что рисует выпившим. Я в это не верю. Это все равно, что управлять автомобилем в пьяном состоянии.

FOCUS: У Вас есть некоторые работы Бэкона, Кунса и Уорхола. Почему Вы коллекционируете?
Херст: Я начал коллекционировать, чтобы побывать в шкуре моих коллекционеров. Затем увлекся. Чем больше имеешь, тем больше хочется. Так я поменял свою нездоровую страсть на более здоровую. Сегодня в моей коллекции около 3000 произведений, из них пять работ Бэкона. Это относится к тем прекрасным моментам, которые возможны благодаря деньгам. Я живу искусством. Оно для моих детей. За десять лет я хочу сделать из своей усадьбы в Toddington Manor музей.

FOCUS: Кстати, о деньгах. Что будет с Вашим бриллиантовым черепом «For the Love of God» (Ради любви Бога)?
Херст: Он недавно был выставлен в Амстердаме и скоро поедет в Берлин.

Автор: Габи Сцёппан
Источник: Focus