Новый сайт PinchukArtCentre
Перейти
укр
рус
eng

Начало с «Реквиема»

27 апреля 2009

Дэмиен Херст начинает пропаганду своего творчества в Киеве с ретроспективы. С субботы, в украинской столице проходит показ его работ под названием «Реквием». Здесь можно увидать и новые картины британского художника.

FTD Почему Вы выбрали для ретроспективного показа именно Киев?
Дэмиен Херст: Я считаю, что музей — это место для работ мертвых художников, поэтому назвал свой показ «Реквием». Для того, чтобы показать, что я жив, представлю несколько самых последних работ. Что касается живописи, то для меня это пока абсолютная целина. Кое-кто сильно удивится, потому что большая часть публики от меня таких работ не ожидает. Киевская публика наверняка будет воспринимать все в целом более объективно и беспристрастно.

FTD Что так?
Дэмиен Херст: Здесь люди не будут сравнивать между собой старые и новые вещи и подсчитывать общий результат — что более ценно. Я думаю у них здесь другой взгляд на искусство, они больше переживают увиденное своим сердцем.

FTD Может, причиной того, что Вы отважились приехать в Киев, является Виктор Пинчук?У Вас тесные отношения с украинским олигархом, Вы даже больницы торжественно открываете вместе.
Дэмиен Херст: Пинчук — один из основных моих коллекционеров. Каждый художник нуждается в таких людях, как он — то есть, которые имеют деньги и увлекаются искусством — так было всегда. А по поводу больниц: у меня нет проблем с благотворительными мероприятиями, напротив. Я не забыл, откуда я пришел. Когда я был молод, у меня вообще не было денег, были друзья, которые давали мне деньги на мои первые работы. В такое нестабильное, кризисное время, как сейчас, важно не забывать о других людях.

FTD Вы стали известны благодаря акулам, помещенным в формальдегид, и не в последнюю очередь благодаря черепу, усыпанному бриллиантами. Почему Вы вдруг открыли для себя живопись?
Дэмиен Херст: Живописью я занимаюсь только три последних года. Начиная с 15 лет, когда я познакомился с работами Фрэнсиса Бэкона (Francis Bacon), я уже не мог сделать ни одного мазка кистью. Я думал, что никогда не смогу ничего сделать, не смогу вложить в свои картины такую выразительность, как это было у Бекона. Этот художник до сих пор производит на меня самое сильное впечатление.

FTD Что Вас привлекает в живописи? Что картины, написанные маслом, сохраняются дольше, чем законсервированное тело животного, и их можно продать еще и через 300 лет?
Дэмиен Херст: (смеется) Мне просто нравится работать на холсте. Пока сохнет краска, у меня есть много времени для размышлений. Только белилам нужна неделя, чтобы можно было работать дальше. За счет этого жизнь замедляется вот таким приятным образом. Я стал намного спокойнее. Люблю стоять перед белым полотном и начинать снова. Это действительно каждый раз, как реинкарнация.

FTD Да, замедленная работа вполне подходит к Вашему новому стилю жизни: в декабре Вы заявили, что время буйных вечеринок и компаний для Вас прошло.
Дэмиен Херст: Да, изменения в моей работе — это выражение изменения моего стиля жизни. Мне за сорок, у меня трое детей — и я больше не пью. Я заметил, что мне не так уж много осталось. Прежде всего, боюсь конца. Становлюсь все более осторожным. Даже такого типа, как я, относительно защищенного, имеющего деньги и успех, он в один прекрасный день настигнет.

FTD Почему в Киеве нет Вашего главного произведения — бриллиантового черепа стоимостью 50 млн ₤? Дэмиен Херст: Мы как раз подыскиваем для «For the Love of God» подходящее место, где его можно было бы выставлять в Лондоне в течение длительного времени. Невозможно постоянно перевозить вещь туда-сюда, хотя бы из-за сложностей нашего страхования.

FTD Уместно ли продавать такие дорогие произведения искусства в то время, когда по всему миру разваливается экономика?
Дэмиен Херст: Это вопрос о том, сколько может стоить искусство или сколько ему можно стоить. Что касается черепа, то нужно подумать о том, что он изготовлен из очень дорогого материала. Я считаю, что художник должен получать такую же оплату, как рок-звезды или спортсмены. Есть достаточно произведений искусства, цена которых гораздо выше, чем за мои произведения. Прежде всего, работы Пикассо, ван Гога или Гойи. Но почему за современное искусство должны платить меньше, чем за картины, котрым 50, 100 или 200 лет?

FTD То есть, несмотря на кризис, Вы надеетесь на хорошие цены за Ваши новые картины?
Дэмиен Херст: В принципе я продаю все свои вещи. В чем проблема? В ноябре в Лондонской White Cube Gallery будет выставка всех моих новых картин. Вопрос один: Смогу ли я продать картины?

Автор: НИНА ЕГЛИНСКИ
Источник: FINANCIAL TIMES DEUTSCHLAND